Слушать радио онлайн

Фестиваль Репост! 2022 Лучший авторский проект

Фестиваль СПбГУТ
31.05.2022
154
0+
0

Все проходит

Сейчас, когда привычный мир меняется так стремительно, а макбук стоит как отдельная машина, очень важно найти точки опоры, увидеть пример того, что все трудности — временны.

Так что может быть стабильнее театра? Театр не смогли сломать ни революция, ни появление кинотеатра, ни голодные девяностые.

Что в этом проекте?

«Все проходит» — сборник историй о трудных временах различных театров с хорошим концом. Сейчас над проектом работают студенты и магистранты СПбГУ. Наш проект можно назвать живым организмом, который родился из желания поделиться добром и дать надежду на счастливое будущее. Сейчас «Все проходит» продолжает развиваться благодаря текстам наших авторов. Мы не хотим останавливаться на достигнутом, поэтому коллекция эссе постоянно пополняется.

История одного пожара:

рассказ о том, как появился театр «Музыкальной комедии»

В солнечный день 1896 года Марии Потоцкой подарили дом. Дом этот имел весьма выгодное для Марии Александровны расположение, ведь находился всего в нескольких минутах от Александринского театра, в котором та служила актрисой. К тому же, столь ценный подарок был сделан не кем-нибудь, а ее возлюбленным Николаем Николаевичем. Николай Николаевич, к слову, не простой дворянин, а внук императора Николая I, желая подчеркнуть статус избранницы распорядился не только придать второму этажу вид роскошного дворца, но и добавить некоторые элементы декора, намекающие на творческое призвание хозяйки.

Впрочем, долго идиллии продолжаться было не суждено. Мезальянс в императорской семье терпеть не собирались: Николая Николаевича нужно было срочно и удачно женить иначе, неровен час и до венчания с актрисой дело дойдет. На руку всем, кроме Марии Александровны, пришел пожар в доме на Итальянской улице. По одной из версий виной всему взрыв в гараже. Так, в солнечный день 1910 года Мария Потоцкая потеряла и возлюбленного, и прекрасное жилище. Нет, Николай Николаевич восе не покинул бренную землю, но поставил точку в отношениях отказом оплачивать восстановление дворца, а у актрисы, даже самой талантливой, денег на ремонт таких хором не нашлось бы.

Обгорелый и никому не нужное здание по адресу Итальянская 13 переходит в городскую казну. Так, из руин дома актрисы родился «Палас-театр». Пока на главной сцене блистали выдающиеся исполнители оперетт (Виктория Кавецкая, Александр Брагин, Юрий Морфесси), на первом этаже можно было посетить ресторан, где после спектакля зрителям предлагали продолжить отдых под веселые номера.

После революции, успешно пережив все невзгоды, на первом этаже театра открывается кабаре «Хромой Джо», куда после представлений на главной сцене спускались не только зрители, но и артисты, продолжающие развлекать публику. Вероятно, многие современные театралы не отказались бы от такого досуга вместо служебок.

И вот, в солнечный день 1938 года на Итальянской улице 13 гремит оперетта «Черное домино», знаменуя новоселье театра «Музыкальной комедии».

Новосибирск – хранитель искусства

Одним из символов города Новосибирск по праву считается Оперный театр, ныне «НОВАТ». Если набрать в поисковой строке одно лишь название города, то на первых трёх картинках вы точно увидите «его». Огромный купол 60 метров в диаметре и 35 в высоту – по-настоящему чудо инженерного строительства. Массивные колонны, строгий фасад, отказ от декоративных элементов эти лаконичные черты характерны для архитектуры модернизма.

У этого театра особая судьба, которая тесна связанна с Великой Отечественной войной. Первый камень будущего театра заложили ещё в 30-е годы прошлого столетия. Это был грандиозный проект для города, где дома не превышали 1-2 этажей. По плану театр готовился принять первых зрителей уже в 1941 году, однако, с началом войны здание было законсервировано.

Далее событие приобретают иной оборот. В июне этого же года театр становится хранилищем ценнейших экспонатов культуры самых крупных музеев страны. Специализированный военный эшелон доставил в Новосибирск 12 000 картин и скульптур из Государственной Третьяковской галереи. В недостроенном театре разместились экспонаты государственных музеев Москвы, Ленинграда, Смоленска, Новгорода, Севастополя и других городов.

Огромные ящики ввозили на лошадях в здание строящегося оперного театра в течение месяца. Ящики с наиболее ценными картинами (Рембрандт, Боттичелли, Рубенс, Суриков, Репин, Айвазовский, Тропинин, Шишкин, Левитан) и предметами из Янтарной комнаты для защиты были обиты цинком.

В 1942 году принимается срочное решение о достройке театра.

И уже к 1944 году театр сдается в эксплуатацию.

Несмотря на это театр не задумывался архитекторами как место хранения гобеленов, логично что условия были далеки от норм. Но хранители, которые прибыли из Ленинграда и Москвы, вместе с местными специалистами старались соблюсти все правила хранения произведений искусства мирового масштаба. По воспоминаниям очевидцев тех событий, для соблюдения определенной важности воздуха смотрители ставили теплую воду в ведрах и развешивали мокрые простыни вокруг. Также от местной администрации ежедневно на отопление оперного театра выделялся один вагон угля. За время хранения бесценных сокровищ в театре не произошло ни одного ЧП.

В Новосибирске спасли легендарную панораму обороны Севастополя в русско-турецкой войне, которую вывезли из уже осаждённого Севастополя на военном корабле. В нескольких местах огромное полотно было уже прожжено. И реставраторы из Третьяковской галереи в сложных условиях хранения спасли от дальнейшего разрушения 86 сохранившихся фрагментов картины. Консервацию проводили составом на основе мёда и яиц, которые выделил обком партии. В хранилище были организованы дежурства, контрольные вскрытия ящиков, обследования произведений.

Что характерно во время войны экспонаты не лежали без дела. Регулярно организовывались выставки бесценных коллекций Эрмитажа, Третьяковки, других музеев. Только филиалом Третьяковской галереи с конца 1941 года по осень 1944 было организовано около 20 выставок. Они были доступны как местным жителям, так и тем, кому пришлось эмигрировать в этот город.

Особая связь за эти годы установилась между Новосибирском и Ленинградом. 128 000 ленинградцев нашли в Новосибирске второй дом. За годы войны в город было эвакуировано 34 детских дома (из них 22 с 1 814 детьми из Ленинграда). Большинство заводов, театров, музеев из Ленинграда тоже прибыли в сердце Сибири.

7 февраля 1944-го правительственная комиссия приняла от строителей здание Новосибирского театра оперы и балета. Начался прием в оперно-хоровую и балетную студии. Театр готовится к открытию, идут репетиции. Одновременно артисты выступали с концертами в госпиталях и на предприятиях Новосибирска.

Жизнь в стране и в городе улучшается. Союз архитекторов, студенты проводят грандиозный конкурс на лучший проект будущей застройки как Новосибирска, так и городов, освобожденных от врага – Киева, Одессы. Регулярно ходят трамваи и автобусы. В городе открывается первый ресторан. Начинают уезжать в свои родные города музеи и творческие коллективы. Но многие артисты остаются жить у нас и работают над созданиями новых театральных коллективов.

12 мая открывается Новосибирский государственный театр оперы и балета. Ставят оперу Михаила Глинки «Иван Сусанин». Далеко не все смогли поместиться в огромном зале. На улице вокруг театра стояло множество людей и ловили отзвуки музыки. Когда хор стал исполнять финал:

«Славься, славься ты, Русь моя! Славься ты, русская наша земля!»

Зал театра встал и пел вместе с хором. Аплодисменты длились очень долго. Это были аплодисменты мужеству и стойкости всего народа!

Война безусловно покалечила целое поколение людей, сровняла с землёй ни один дом, во многих отраслях отодвинула ветвь прогресса нашей страны на несколько лет назад, но для Новосибирска война стала моментом скачка. Активное строительство для массовой эмиграции, прибытие в город творческой и научной элит увеличило темпы развитие города в разы. Сейчас сложно представить каким бы был город без этого безусловно темного эпизода для всей нашей страны, но его влияние на развитие Новосибирска невозможно отрицать.

Театродемия: как маленький театр пережил большую изоляцию?

Карантин в 2020 ударил по театральной индустрии особенно больно: многим страшно было не только приглашать гостей и участвовать в крупных спектаклях, но и репетировать. #Большой_Театральный_Карантин стал решением для Большого театра кукол: и то, и другое в сокращении просто “БТК”. Первые полгода пандемии театр буквально жил под этим хэштегом и помогал своим зрителям скрасить одиночество в изоляции.

Театр у вас дома или “Чайкофе с…”

БТК ввёл специальную рубрику для по-домашнему уютных онлайн-посиделок с актёрами и даже художественным руководителем театра. В формате диалога со зрителем на прямых эфирах они делились рецептами хлеба, инструкциями по производству медицинских масок в домашних условиях и просто советами, о том, как не сойти с ума взаперти. Если честно, то и сейчас, после карантина иногда хочется с кем-то поговорить по душам через экран, чтобы услышать заветное: “всё будет хорошо”.

Онлайн-спектакли

Многие премьеры и запланированные постановки пришлось отменять и переносить. Ограничения в Петербурге редко были понятными и вызывали панику чаще, чем действительно помогали справиться с заболеваемостью. К публикации онлайн-спектаклей прибегали многие театры, но часто их выкладывали на платные сервисы, а БТК публиковал их во Вконтакте на радость скучающих на карантине зрителей.

Фестиваль

От оффлайн-фестивалей тоже тогда пришлось отказаться. А ведь БТК.Фест был приурочен к празднованию дня рождения театра. Отменять его было бы совсем уж не празднично. Выход? Как и со спектаклями: онлайн-трансляция. Но транслировали не только сами постановки, но и дискуссии, посвящённые театру и его будущему. Фестиваль был назван в том году “БТК-ФЕСТ. Молодость”: много говорили о молодых авторах, режиссёрах и актёрах, о том, как свежая кровь и новая школа благотворно влияют на искусство.

Абонемент

В пандемию творчество, которое зависело от зрителя, оказалось на грани выживания: мало кто без уверенности в завтрашнем дне был готов покупать билеты на спектакли. Тогда БТК ввёл абонементы: один сразу на три спектакля, объединённых лейтмотивами. Покупать такие билеты было дешевле, чем на каждый спектакль по отдельности. Так в трудное время зритель мог поддержать любимый театр на плаву.

Конкурсы

Мемная присказка “хороший тамада и конкурсы интересные” в период карантина приобрела новые краски: люди снова массово вспомнили про челленджи, эстафеты и причудливые соревнования. БТК мимо этой моды не пришёл и провёл конкурс театрального косплея. Родители с детьми воссоздавали сцены из любимых спектаклей, экспериментировали с формами, костюмами и декорациями. А театр поддерживал своих творческих зрителей призами

QR-коды

В Петербурге к обязательной вакцинации для посещения мероприятий отнеслись особенно остро. Нашлись радикалы, которые обвиняли театр в “сепарации” и буквально сравнивали администрацию театра с нацистами, обещая больше не приходить на постановке и не приводить детей. Тяжёлое испытание для любого театра, особенно детского, ведь эта аудитория так сильно зависит от родителей и их порой крайне странных убеждений. Но театр пережил волну негатива. После испытаний пандемии такой негатив песчинка в море.

Надежда

Пандемия всем далась тяжело, ощущалось, что в воздухе не только появилась какая-то новая инфекция, но и нотки безумия. И только благодаря поддержке зрителей театр выстоял, в свою очередь пытаясь поддержать зрителя в ответ. Конкурсы, трансляции, беседы: всё это сплотило аудиторию с искусством и людьми, которые его создают.

В пандемию казалось, что ничего страшнее этой новой напасти и быть не может. Но наш личный “спектакль” всё ещё идёт,хотя и кажется порой слишком страшным и печальным. В трудные времена нам важно не забывать о театре, чтобы театр тоже смог нас поддержать.

Авторы: Анастасия Лыженкова,

Варвара Иванова,

Дарья Амеличева

Статья: http://vseprohodit.tilda.ws

Чтобы оставить комментарий вам необходимо пройти авторизацию
Войти через соцсети

Комментарии (всего 0 шт.):
X

Сообщение об ошибке на сайте







* Вы также можете отправить сообщение на umr@sut.ru

X